Юлиан Гроза: «Российская Федерация – сложный для Молдовы партнер» /// Коммерсант Молдовы

17 ianuarie 2022

Наступил 2022-ой, а вместе с ним, по итогам года ушедшего, необходимость решения далеко не новых насущных задач. С исполнительным директором Института европейской политики и реформ (IPRE) Юлианом Грозой мы обсудили курс Молдовы в ЕС, перспективы и вызовы этого пути, а также – характер достижений проевропейской власти в РМ и приоритетные цели в сфере реформ, затронули вопросы безопасности и приднестровского урегулирования. 

– Юлиан, характерным для 2021 года стало  потепление отношений Молдовы с ЕС, Румынией и Украиной. Насколько первостепенным для страны было это стремительное наведение новых мостов сотрудничества?

– Результаты президентских выборов и общественная поддержка, полученная президентом Майей Санду, дали ей легитимность для инициации программы по борьбе с коррупцией и продвижению судебной реформы. Но ещё один приоритет её внешней политики вывод Республики Молдова из изоляции. Румыния и Украина страны-соседки, но Молдова, на уровне главы государства, многие годы замораживала отношения с ними, поэтому, восстановление этих двусторонних стратегических отношений стало одним из приоритетных действий Майи Санду.  В этой связи отмечу визит Президента Румынии Клауса Йоханниса сразу после инаугурации г-жи Санду. Затем последовал визит Президента РМ в Киев, означающий восстановление двусторонних отношений на высшем уровне и определение четкой повестки дня стратегического партнерства. В случае с Украиной было решено создать Президентский совет для наблюдения за развитием двусторонних отношений и продвижением двусторонних проектов.

– А как вы оцениваете развитие отношений с Россией? Состоится ли встреча Майи Санду с Владимиром Путиным, и в чём вы видите её необходимость и пользу?

– Если проанализировать взгляд президента Майи Санду на внешнюю политику нашей страны, то можно увидеть четкий и последовательный подход к созданию неконфликтной среды вокруг Республики Молдова, с акцентом на развитие отношений, основанных на  двусторонних соглашениях с внешними партнерами.

Российская Федерация – сложный для Молдовы партнер. Необходимость урегулирования нерешенных вопросов двусторонней повестки дня очевидна. Бывший президент Додон часто посещал Кремль, но так и не смог решить исторические двусторонние проблемы между Республикой Молдова и Российской Федерацией. Речь идет о наших гражданах, работающих там, о двусторонней торговле с Россией, на которую влияет серия блокад, введенных Москвой в одностороннем порядке, не говоря уже о приднестровском вопросе.

Из Кишинева мы наблюдали дипломатические усилия министра иностранных дел Нику Попеску, его диалог с российскими коллегами, что подтверждает необходимость продвижения прагматичных отношений, направленных на решение этих проблем. Я думаю, что встреча на уровне президентов двух стран возможна, но только при наличии необходимых предпосылок, которых в настоящее время нет. В двусторонней повестке дня много новых тем.  Мы также говорим об энергетическом кризисе. Как только появится положительный импульс и очень четкая повестка для решения этих вопросов на правительственном уровне, тогда можно говорить и о контактах в верхних эшелонах власти.

У Кишинева есть открытость, мы убедились в этом во время визита к нам Главы администрации Президента России Дмитрия Козака в августе, сразу после парламентских выборов. Затем были и другие контакты с правительственными чиновниками, в том числе во время энергетического кризиса, с российскими официальными лицами.

– Вы можете охарактеризовать первые месяцы деятельности нынешнего кабинета министров? 

– Политическая поддержка со стороны парламента, избранного всенародным голосованием, придает этому правительству широкую легитимность. Более того, нынешняя политическая структура предоставляет еще больше возможностей для формирования общей повестки дня парламента, президента и правительства по приоритетным вопросам. С другой стороны, все это возлагает огромную ответственность на плечи нынешней власти.

Мы понимаем, в приоритете для кабинета министров – всё, что связано с реформой правосудия, очисткой от коррупции системы государственных институтов, в том числе судебной, борьбой с безнаказанностью. Кроме того, в течение первых 100 дней на переднем плане было и отражение негативного влияния пандемической ситуации на социально-экономические системы государства. Также правительство заложило предпосылки пенсионной реформы, путем повышения минимального размера пенсии и введения досрочного выхода на пенсию. Таким образом, с точки зрения внутреннего измерения, эти результаты являются, на мой взгляд, важными достижениями.

Что же касается действий министра иностранных дел г-на Попеску, мы видели его многочисленные взаимодействия как в Кишиневе, так и за рубежом. Во второй половине прошлого года на высоком уровне прошли встречи премьер-министра г-жи Гаврилицы, в том числе в Брюсселе. Подводя итог, считаю, что за этот период были заложены основы для реализации плана действий Правительства Молдовы, хотя не все наши ожидания на данном этапе включены в его повестку дня.

Например, говоря об административно-территориальной реформе и реформе местного публичного управления, мы понимаем, что эта необходимость признается на политическом уровне, и надеемся, что это приведет к конкретным политическим действиям, которые необходимо предпринять как можно скорее, чтобы не упустить окно возможностей, связанное с местными выборами 2023 года.

Есть и другие проблемы, так или иначе связанные с подходом правительства к коммуникации. Мы видели больше критики со стороны гражданского общества в отношении процессов принятия решений, их прозрачности, продвижения определенных законопроектов и так далее. Допускаю, что быстроту принятия решений можно объяснить срочностью проведения обещанных реформ. Но поспешность часто пагубно сказывается на качестве. В этой связи важно отметить, что по сравнению с предыдущими правительствами, нынешняя власть прислушивается к призывам гражданского общества и неправительственных экспертов, подтверждая тем самым открытость к сотрудничеству в процессе принятия решений.

– Вы наблюдаете подвижки в области верховенства закона, демократии?

– Я считаю, что верховенство закона в Республике Молдова находится в исключительной ситуации. К сожалению, предыдущие правительства использовали государственные институты для защиты своих политических и личных интересов и получения выгод через государственную ренту, практически создавая параллельное государство. Во многом это было основано на системной коррупции, которая делала правовое государство в Республике Молдова уязвимым. Чрезвычайное положение дел сегодня требует чрезвычайных усилий для эффективной борьбы с безнаказанностью – явлением, которое, я уверен, вызвало недовольство граждан Республики Молдова, в чём мы убедились на досрочных президентских и парламентских выборах.

Борьба с коррупцией тоже сталкивается с высоким уровнем сопротивления внутри системы, потому что все эти годы различные клептократы подпитывали или подчиняли государственные институты, правосудие. Покинув страну, они сохранили связи, и мы видим разные решения, которые принимаются на разных уровнях. Чтобы разорвать эти связи, безусловно, необходима очень четкая, предсказуемая и прочная повестка для усиления верховенства закона.

Одно из решений, которое продвигает правительство –  внеочередная оценка судей и прокуроров. Это комплексное решение, его необходимо хорошо подготовить и реализовать таким образом, чтобы оно приносило результаты. Данный процесс займет время, и мы видим адаптацию стратегии правительства к  достижению этого решения, например, сосредоточение внимания на оценке кандидатов, которые будут назначены или избраны в Высший совет прокуроров (ВСП) и Высший совет магистратуры (ВСМ). Такой подход является логичным. С одной стороны, он проверит новый механизм внеочередной оценки, а с другой – создаст условия, чтобы в систему самоуправления правосудия – ВСП и ВСМ – пришли новые представители, желающие перемен и готовые  поддержать реформы изнутри.

– Давайте подведём итоги деятельности Молдовы с момента подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. К каким выводам вы приходите? 

– По прошествии семи лет Республика Молдова стала намного ближе к ЕС. С коммерческой точки зрения, связь очень тесная. Более 60% экспорта направляется на рынок ЕС, а половина импорта в Республику Молдова поступает из стран Евросоюза. Увеличивается мобильность граждан. Ясно, что политическая нестабильность и все политические кризисы в прошлом, отсутствие очень четкой воли к осуществлению реформ, особенно в области верховенства закона и правосудия, замедлили определенные процессы выполнения  положений Соглашения об Ассоциации, особенно по политическому измерению.

Я заметил, что подход EC в плане строгой условности в  оказании помощи Республике Молдова сыграл ключевую роль в повышении, с одной стороны, подотчетности правительства, с другой – непрерывной высокой поддержки от ЕС нашим гражданам. Евросоюз сегодня – самый  надежный международный партнер РМ. Летом этого года мы заметили положительную тенденцию в восприятии гражданами целей европейской интеграции Молдовы. Почти 60% их хотят, чтобы страна стала членом ЕС. Все это вместе, плюс довольно амбициозная повестка дня правительства в отношении ЕС, создает предпосылки для того, чтобы задолженность, которая накопилась, особенно в последние годы, была преодолена с целенаправленной и усиленной поддержкой со стороны ЕС.

– Как вы оцениваете результаты саммита Восточного партнерства в Брюсселе 15 декабря? 

– Саммит открыл новые возможности спустя 12 лет после запуска Восточного партнерства. Эта платформа позволила продвинуть политическую ассоциацию и экономическую интеграцию с ЕС. С точки зрения Республики Молдова и других стран-партнеров, саммит уделил больше внимания вопросам и приоритетам развития Восточного партнерства в будущем. Он  утвердил новый план инвестиций и восстановления экономики, стоимостью 2,6 миллиарда евро, который может быть увеличен в рамках различных программ в сотрудничестве с другими международными финансовыми партнерами. Согласно прогнозам Европейской комиссии, речь идет почти о 17 миллиардах евро для стран Восточного партнерства.

Ожидания Кишинева от этого саммита были связаны с повышенным вниманием к странам, связанным с ассоциированной тройкой – Украине, Республике Молдова и Грузии. Сотрудничество в этом формате развивалось последние два года, а накануне саммита приобрело новое измерение, с акцентом внимания ЕС к трем партнерам, которые желают стать членами ЕС. Наши государства хотят активизировать процесс интеграции в следующие пять лет, что создаст больше возможностей для более быстрого перехода на более высокий уровень отношений с Евросоюзом. Я прекрасно понимаю, что ЕС не готов сегодня обсуждать новую волну расширения. Сейчас этот процесс продолжается со странами Западных Балкан и очевидно, что в перспективе ближайших 5-10 лет тема расширения обсуждаться не будет, хотя поддержка этому в некоторых европейских странах увеличивается.

Я вижу определенную динамику, которая в среднесрочной и долгосрочной перспективе может создать предпосылки. Сегодня многое зависит, прежде всего, от нас самих, нужно всё исправить. Мы прекрасно  понимаем, что для достижения успеха должны сделать более решительный шаг к интеграции в ЕС, создать условия, при которых политические критерии, верховенство закона должны соблюдаться. Нам предстоит большая работа по реализации Соглашения об ассоциации, и её результаты могут изменить точку зрения ЕС на такие страны, как Республика Молдова.

– В этой связи нельзя обойти тему урегулирования приднестровского конфликта. На ваш взгляд, какие ориентиры следует учитывать властям Кишинева сегодня?

– Если мы посмотрим на процесс реинтеграции страны в последние годы, то увидим, что упор на укрепление доверия между двумя берегами Днестра создал для наших граждан, независимо от того, где они живут, в Кишиневе или Тирасполе, больше условий и возможностей пользоваться всеми преимуществами, предлагаемыми ЕС. Затронем торговлю – большая часть экспорта из приднестровского региона ориентирована на рынок ЕС. Коснёмся наших граждан – все больше и больше жителей левобережья свободно, без виз передвигаются по европейскому пространству.

Период пандемии четко показал, что власти Кишинева не подвергаются дискриминации в отношении граждан разных берегов Днестра, когда речь идет о распределении ресурсов: поддержке врачей или распределении вакцин. Очевидно, что все эти меры по укреплению доверия помогают создать основу, когда все больше и больше жителей правого и левого берегов связывают свое настоящее и будущее с Республикой Молдова. Между людьми нет межнационального конфликта, приднестровский конфликт является политическим и геополитическим.

Вдобавок ко всему, он имеет и клептократические последствия. Ведь хорошо известно, что приднестровский регион используется как оффшор, в том числе как производитель дешевой электроэнергии для криптовалютных шахт. В процессе урегулирования приднестровского конфликта есть несколько проблем, и самая большая, которой должны внимать политики –  несоблюдение прав человека. В приднестровском регионе они нарушаются ежедневно, как никогда раньше, и ситуация ухудшается, поэтому решение этого вопроса должно быть приоритетом для правительства Республики Молдова.

Кроме того, в приднестровском регионе размещены российские войска, и это – угроза безопасности и национальному суверенитету Республики Молдова. Есть склад в Колбасне с огромным объемом оружия и боеприпасов, представляющих перманентную опасность для жизни граждан, где бы они ни проживали – в Тирасполе, Кишиневе или Одессе.

Кишинев должен определить процессы, которые будут продвигаться на переговорах в формате 5 + 2 и создадут предпосылки для динамики урегулирования этого конфликта. Для Москвы важно выполнить свое обязательство по выводу войск, также важно пересмотреть статус миротворцев в регионе. В то же время необходимо более тесное сотрудничество властей Кишинева и Киева, включая вовлеченных партнеров – контрабанда алкоголя и сигарет по-прежнему остается большой проблемой.

Я не думаю, что Республика Молдова может надеяться на быстрое политическое решение приднестровского конфликта. Процесс переговоров и реинтеграции страны должен быть устойчивым, это значит, те вопросы, которые стоят перед гражданами и системой, нужно решать поэтапно. И последнее, но не менее важное: нам нужна сильная поддержка наших международных партнеров для повышения уровня устойчивости Республики Молдова к различным угрозам безопасности, которые, к сожалению, все еще есть сегодня в приднестровском регионе.

P.S.: Юлиан Гроза – эксперт в области европейской политики и государственного управления. Был заместителем министра иностранных дел Республики Молдова, возглавлял направление европейской интеграции. Работал в представительстве Молдовы в ЕС в Брюсселе. Ю. Гроза входил в состав официальной группы, ведущей переговоры об ассоциации РМ – ЕС и либерализации визового режима. 

 

Беседовал

Роберт Западинский,

Главный редактор kommersantinfo.com

Наступил 2022-ой, а вместе с ним, по итогам года ушедшего, необходимость решения далеко не новых насущных задач. С исполнительным директором Института европейской политики и реформ (IPRE) Юлианом Грозой мы обсудили курс Молдовы в ЕС, перспективы и вызовы этого пути, а также – характер достижений проевропейской власти в РМ и приоритетные цели в сфере реформ, затронули вопросы безопасности и приднестровского урегулирования. 

– Юлиан, характерным для 2021 года стало  потепление отношений Молдовы с ЕС, Румынией и Украиной. Насколько первостепенным для страны было это стремительное наведение новых мостов сотрудничества?

– Результаты президентских выборов и общественная поддержка, полученная президентом Майей Санду, дали ей легитимность для инициации программы по борьбе с коррупцией и продвижению судебной реформы. Но ещё один приоритет её внешней политики вывод Республики Молдова из изоляции. Румыния и Украина страны-соседки, но Молдова, на уровне главы государства, многие годы замораживала отношения с ними, поэтому, восстановление этих двусторонних стратегических отношений стало одним из приоритетных действий Майи Санду.  В этой связи отмечу визит Президента Румынии Клауса Йоханниса сразу после инаугурации г-жи Санду. Затем последовал визит Президента РМ в Киев, означающий восстановление двусторонних отношений на высшем уровне и определение четкой повестки дня стратегического партнерства. В случае с Украиной было решено создать Президентский совет для наблюдения за развитием двусторонних отношений и продвижением двусторонних проектов.

– А как вы оцениваете развитие отношений с Россией? Состоится ли встреча Майи Санду с Владимиром Путиным, и в чём вы видите её необходимость и пользу?

– Если проанализировать взгляд президента Майи Санду на внешнюю политику нашей страны, то можно увидеть четкий и последовательный подход к созданию неконфликтной среды вокруг Республики Молдова, с акцентом на развитие отношений, основанных на  двусторонних соглашениях с внешними партнерами.

Российская Федерация – сложный для Молдовы партнер. Необходимость урегулирования нерешенных вопросов двусторонней повестки дня очевидна. Бывший президент Додон часто посещал Кремль, но так и не смог решить исторические двусторонние проблемы между Республикой Молдова и Российской Федерацией. Речь идет о наших гражданах, работающих там, о двусторонней торговле с Россией, на которую влияет серия блокад, введенных Москвой в одностороннем порядке, не говоря уже о приднестровском вопросе.

Из Кишинева мы наблюдали дипломатические усилия министра иностранных дел Нику Попеску, его диалог с российскими коллегами, что подтверждает необходимость продвижения прагматичных отношений, направленных на решение этих проблем. Я думаю, что встреча на уровне президентов двух стран возможна, но только при наличии необходимых предпосылок, которых в настоящее время нет. В двусторонней повестке дня много новых тем.  Мы также говорим об энергетическом кризисе. Как только появится положительный импульс и очень четкая повестка для решения этих вопросов на правительственном уровне, тогда можно говорить и о контактах в верхних эшелонах власти.

У Кишинева есть открытость, мы убедились в этом во время визита к нам Главы администрации Президента России Дмитрия Козака в августе, сразу после парламентских выборов. Затем были и другие контакты с правительственными чиновниками, в том числе во время энергетического кризиса, с российскими официальными лицами.

– Вы можете охарактеризовать первые месяцы деятельности нынешнего кабинета министров? 

– Политическая поддержка со стороны парламента, избранного всенародным голосованием, придает этому правительству широкую легитимность. Более того, нынешняя политическая структура предоставляет еще больше возможностей для формирования общей повестки дня парламента, президента и правительства по приоритетным вопросам. С другой стороны, все это возлагает огромную ответственность на плечи нынешней власти.

Мы понимаем, в приоритете для кабинета министров – всё, что связано с реформой правосудия, очисткой от коррупции системы государственных институтов, в том числе судебной, борьбой с безнаказанностью. Кроме того, в течение первых 100 дней на переднем плане было и отражение негативного влияния пандемической ситуации на социально-экономические системы государства. Также правительство заложило предпосылки пенсионной реформы, путем повышения минимального размера пенсии и введения досрочного выхода на пенсию. Таким образом, с точки зрения внутреннего измерения, эти результаты являются, на мой взгляд, важными достижениями.

Что же касается действий министра иностранных дел г-на Попеску, мы видели его многочисленные взаимодействия как в Кишиневе, так и за рубежом. Во второй половине прошлого года на высоком уровне прошли встречи премьер-министра г-жи Гаврилицы, в том числе в Брюсселе. Подводя итог, считаю, что за этот период были заложены основы для реализации плана действий Правительства Молдовы, хотя не все наши ожидания на данном этапе включены в его повестку дня.

Например, говоря об административно-территориальной реформе и реформе местного публичного управления, мы понимаем, что эта необходимость признается на политическом уровне, и надеемся, что это приведет к конкретным политическим действиям, которые необходимо предпринять как можно скорее, чтобы не упустить окно возможностей, связанное с местными выборами 2023 года.

Есть и другие проблемы, так или иначе связанные с подходом правительства к коммуникации. Мы видели больше критики со стороны гражданского общества в отношении процессов принятия решений, их прозрачности, продвижения определенных законопроектов и так далее. Допускаю, что быстроту принятия решений можно объяснить срочностью проведения обещанных реформ. Но поспешность часто пагубно сказывается на качестве. В этой связи важно отметить, что по сравнению с предыдущими правительствами, нынешняя власть прислушивается к призывам гражданского общества и неправительственных экспертов, подтверждая тем самым открытость к сотрудничеству в процессе принятия решений.

– Вы наблюдаете подвижки в области верховенства закона, демократии?

– Я считаю, что верховенство закона в Республике Молдова находится в исключительной ситуации. К сожалению, предыдущие правительства использовали государственные институты для защиты своих политических и личных интересов и получения выгод через государственную ренту, практически создавая параллельное государство. Во многом это было основано на системной коррупции, которая делала правовое государство в Республике Молдова уязвимым. Чрезвычайное положение дел сегодня требует чрезвычайных усилий для эффективной борьбы с безнаказанностью – явлением, которое, я уверен, вызвало недовольство граждан Республики Молдова, в чём мы убедились на досрочных президентских и парламентских выборах.

Борьба с коррупцией тоже сталкивается с высоким уровнем сопротивления внутри системы, потому что все эти годы различные клептократы подпитывали или подчиняли государственные институты, правосудие. Покинув страну, они сохранили связи, и мы видим разные решения, которые принимаются на разных уровнях. Чтобы разорвать эти связи, безусловно, необходима очень четкая, предсказуемая и прочная повестка для усиления верховенства закона.

Одно из решений, которое продвигает правительство –  внеочередная оценка судей и прокуроров. Это комплексное решение, его необходимо хорошо подготовить и реализовать таким образом, чтобы оно приносило результаты. Данный процесс займет время, и мы видим адаптацию стратегии правительства к  достижению этого решения, например, сосредоточение внимания на оценке кандидатов, которые будут назначены или избраны в Высший совет прокуроров (ВСП) и Высший совет магистратуры (ВСМ). Такой подход является логичным. С одной стороны, он проверит новый механизм внеочередной оценки, а с другой – создаст условия, чтобы в систему самоуправления правосудия – ВСП и ВСМ – пришли новые представители, желающие перемен и готовые  поддержать реформы изнутри.

– Давайте подведём итоги деятельности Молдовы с момента подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. К каким выводам вы приходите? 

– По прошествии семи лет Республика Молдова стала намного ближе к ЕС. С коммерческой точки зрения, связь очень тесная. Более 60% экспорта направляется на рынок ЕС, а половина импорта в Республику Молдова поступает из стран Евросоюза. Увеличивается мобильность граждан. Ясно, что политическая нестабильность и все политические кризисы в прошлом, отсутствие очень четкой воли к осуществлению реформ, особенно в области верховенства закона и правосудия, замедлили определенные процессы выполнения  положений Соглашения об Ассоциации, особенно по политическому измерению.

Я заметил, что подход EC в плане строгой условности в  оказании помощи Республике Молдова сыграл ключевую роль в повышении, с одной стороны, подотчетности правительства, с другой – непрерывной высокой поддержки от ЕС нашим гражданам. Евросоюз сегодня – самый  надежный международный партнер РМ. Летом этого года мы заметили положительную тенденцию в восприятии гражданами целей европейской интеграции Молдовы. Почти 60% их хотят, чтобы страна стала членом ЕС. Все это вместе, плюс довольно амбициозная повестка дня правительства в отношении ЕС, создает предпосылки для того, чтобы задолженность, которая накопилась, особенно в последние годы, была преодолена с целенаправленной и усиленной поддержкой со стороны ЕС.

– Как вы оцениваете результаты саммита Восточного партнерства в Брюсселе 15 декабря? 

– Саммит открыл новые возможности спустя 12 лет после запуска Восточного партнерства. Эта платформа позволила продвинуть политическую ассоциацию и экономическую интеграцию с ЕС. С точки зрения Республики Молдова и других стран-партнеров, саммит уделил больше внимания вопросам и приоритетам развития Восточного партнерства в будущем. Он  утвердил новый план инвестиций и восстановления экономики, стоимостью 2,6 миллиарда евро, который может быть увеличен в рамках различных программ в сотрудничестве с другими международными финансовыми партнерами. Согласно прогнозам Европейской комиссии, речь идет почти о 17 миллиардах евро для стран Восточного партнерства.

Ожидания Кишинева от этого саммита были связаны с повышенным вниманием к странам, связанным с ассоциированной тройкой – Украине, Республике Молдова и Грузии. Сотрудничество в этом формате развивалось последние два года, а накануне саммита приобрело новое измерение, с акцентом внимания ЕС к трем партнерам, которые желают стать членами ЕС. Наши государства хотят активизировать процесс интеграции в следующие пять лет, что создаст больше возможностей для более быстрого перехода на более высокий уровень отношений с Евросоюзом. Я прекрасно понимаю, что ЕС не готов сегодня обсуждать новую волну расширения. Сейчас этот процесс продолжается со странами Западных Балкан и очевидно, что в перспективе ближайших 5-10 лет тема расширения обсуждаться не будет, хотя поддержка этому в некоторых европейских странах увеличивается.

Я вижу определенную динамику, которая в среднесрочной и долгосрочной перспективе может создать предпосылки. Сегодня многое зависит, прежде всего, от нас самих, нужно всё исправить. Мы прекрасно  понимаем, что для достижения успеха должны сделать более решительный шаг к интеграции в ЕС, создать условия, при которых политические критерии, верховенство закона должны соблюдаться. Нам предстоит большая работа по реализации Соглашения об ассоциации, и её результаты могут изменить точку зрения ЕС на такие страны, как Республика Молдова.

– В этой связи нельзя обойти тему урегулирования приднестровского конфликта. На ваш взгляд, какие ориентиры следует учитывать властям Кишинева сегодня?

– Если мы посмотрим на процесс реинтеграции страны в последние годы, то увидим, что упор на укрепление доверия между двумя берегами Днестра создал для наших граждан, независимо от того, где они живут, в Кишиневе или Тирасполе, больше условий и возможностей пользоваться всеми преимуществами, предлагаемыми ЕС. Затронем торговлю – большая часть экспорта из приднестровского региона ориентирована на рынок ЕС. Коснёмся наших граждан – все больше и больше жителей левобережья свободно, без виз передвигаются по европейскому пространству.

Период пандемии четко показал, что власти Кишинева не подвергаются дискриминации в отношении граждан разных берегов Днестра, когда речь идет о распределении ресурсов: поддержке врачей или распределении вакцин. Очевидно, что все эти меры по укреплению доверия помогают создать основу, когда все больше и больше жителей правого и левого берегов связывают свое настоящее и будущее с Республикой Молдова. Между людьми нет межнационального конфликта, приднестровский конфликт является политическим и геополитическим.

Вдобавок ко всему, он имеет и клептократические последствия. Ведь хорошо известно, что приднестровский регион используется как оффшор, в том числе как производитель дешевой электроэнергии для криптовалютных шахт. В процессе урегулирования приднестровского конфликта есть несколько проблем, и самая большая, которой должны внимать политики –  несоблюдение прав человека. В приднестровском регионе они нарушаются ежедневно, как никогда раньше, и ситуация ухудшается, поэтому решение этого вопроса должно быть приоритетом для правительства Республики Молдова.

Кроме того, в приднестровском регионе размещены российские войска, и это – угроза безопасности и национальному суверенитету Республики Молдова. Есть склад в Колбасне с огромным объемом оружия и боеприпасов, представляющих перманентную опасность для жизни граждан, где бы они ни проживали – в Тирасполе, Кишиневе или Одессе.

Кишинев должен определить процессы, которые будут продвигаться на переговорах в формате 5 + 2 и создадут предпосылки для динамики урегулирования этого конфликта. Для Москвы важно выполнить свое обязательство по выводу войск, также важно пересмотреть статус миротворцев в регионе. В то же время необходимо более тесное сотрудничество властей Кишинева и Киева, включая вовлеченных партнеров – контрабанда алкоголя и сигарет по-прежнему остается большой проблемой.

Я не думаю, что Республика Молдова может надеяться на быстрое политическое решение приднестровского конфликта. Процесс переговоров и реинтеграции страны должен быть устойчивым, это значит, те вопросы, которые стоят перед гражданами и системой, нужно решать поэтапно. И последнее, но не менее важное: нам нужна сильная поддержка наших международных партнеров для повышения уровня устойчивости Республики Молдова к различным угрозам безопасности, которые, к сожалению, все еще есть сегодня в приднестровском регионе.

P.S.: Юлиан Гроза – эксперт в области европейской политики и государственного управления. Был заместителем министра иностранных дел Республики Молдова, возглавлял направление европейской интеграции. Работал в представительстве Молдовы в ЕС в Брюсселе. Ю. Гроза входил в состав официальной группы, ведущей переговоры об ассоциации РМ – ЕС и либерализации визового режима. 

 

Беседовал

Роберт Западинский,

Главный редактор kommersantinfo.com

Politica Cookie, Confidențialitate

Acest site foloseste cookie-uri. Navigând în continuare, îţi exprimi acordul asupra folosirii cookie-urilor. Mai mult

Accept